АПОСТОЛЬСКАЯ ПРАКТИКА СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА И ЕГО ИСКАЖЕНИЕ — Храм Святой Троицы

АПОСТОЛЬСКАЯ ПРАКТИКА СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА И ЕГО ИСКАЖЕНИЕ

священник Даниил Сысоев
священник Даниил Сысоев

Господь Иисус Христос, повелев апостолам возрождать в Крещении людей, дал и правило, как совершать это Таинство. Сами обряды Крещения переданы Господом после Его Воскресения. Как свидетельствует святитель Василий Великий в «Книге о Святом Духе»: «из сохраненных в Церкви догматов и проповеданий, некоторые мы имеем от письменного наставления, а некоторые прияли от апостольского предания, по преемству в тайне, и те и другие имеют одну и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий в установлениях церковных. Ибо аще предпримем отвергать неписанные обычаи, аки не великую имущие силу, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самой вещи… Благословляем также и воду Крещения и елей помазания, еще же и самого крещаемого, по какому писанию? Не по преданию ли, умалчиваемому и тайному? И что еще? Самому помазыванию елеем, какое писанное слово научило? Откуда и троекратное погружение человека? И прочее бывающее при Крещении, отрицаться сатаны и ангелов его, из какого взято писания? Не из сего ли не обнародуемого учения, которое отцы наши сохранили в недоступном любопытству и выведыванию молчании, быв здраво научены молчанием охранять святыню Таинства? Ибо какое было бы приличие, писанием оглашать учение о том, на что непосвященным в Таинство и воззрение не позволительно? И далее. Сия есть вина предания без писаний, дабы к многократно изучаемому познанию догматов не утратили многие благоговения, по привычке. Ибо иное догмат, а иное проповедание. Догматы умалчиваются, проповедания же обнародоваются. Род же умолчания есть и неясность, которую употребляет писание, неудобосозерцаемым творя разум догматов, ради пользы читающих».

Эти слова святителя утверждены Церковью как 91 каноническое правило. Как говорит святитель, все эти нормы предания дают немалую силу Таинству. Но, к сожалению, благодаря нерадению некоторых священников, эти священнодействия совершаются искаженно, так что крещаемые терпят от таких горе-пастырей немалый духовный вред. Известен случай, как несчастная мать приехала к одному старцу в Псково-Печерский монастырь, чтобы пожаловаться на своего непутевого сына, которого бес носил по разным «злачным местам». На это старец отвечал: «Как помазали его, так он и ходит». Действительно, оказалось, что при Крещении священник не помазал ему елеем ноги и тем самым не предохранил их от укусов древнего змея.

Поэтому необходимо рассмотреть церковные нормы Таинства.

1. Когда положено совершать возрождение? Действительно, при угрозе смерти можно крестить в любое время дня и ночи. Но если нет этой угрозы, то должно придерживаться церковных норм. Номоканон при Большом Требнике говорит: «Священник аще яде, да не крестит, понеже и то есть служба Божия, обаче сущей нужде да крестит» (206); «подобне и в великую Четыредесятницу крещати не подобает, кроме великия нужды» (207). «Святое Крещение прежде Божественныя Литургии должно быти, да причастится отроча на Литургии, егда сицевое случится время, сиречь, кроме нужды: занеже с Литургией должно быти. Имя же отрочате во Крещении нарицается» (208). Древняя Церковь, основываясь на словах апостола Павла (Рим.6), выделяла для этого Таинства особенно праздник Пасхи. Позже к этому прибавились дни Богоявления, Пятидесятницы, Рождества Христова и Лазаревой Субботы. До революции Крещение взрослых обычно совершалось перед двунадесятыми праздниками или воскресной Литургией. В 1993 году Святейший Патриарх Алексий II благословил служение крещальной Литургии. Крещение должно совершаться обязательно в сослужении штатного диакона и причетника.

Действительно, если сравнить с этими правилами совершения Таинства современную практику, то нельзя не поразиться, насколько она отошла от того, что требует Церковь. Обычно совершенно неподготовленных людей, с неподготовленными, полуверующими крестными, крестят в каком-то закутке. Беспощадно сокращенный чин, нарушенная форма Таинства, грязные невзрачные облачения, никакого внимания со стороны прихожан. Причем часто, вопреки запрету ряда Русских Соборов на «многогласие», одновременно в одном и том же храме служат и панихиду, и молебен и совершают Крещение. Более того, бывает, что и само чинопоследование Таинства комкают, например, допуская одновременно с пением «елицы во Христа крестистеся» апостольское чтение или во время заклинательных молитв – Символа веры.

Удивительно, что после этого некоторые все же приходят в храм. Где всеобщая радость? Где красота Бога, встречающая новорожденного? Ангелы на Небесах радуются, а земная Церковь отвечает молчанием и суетой. Совершенно необходимо восстановить нормальную практику публичного Крещения, чтобы вся православная община приветствовала своего нового собрата, чтобы христиане не забывали новокрещенного. Недаром святой Симеон Солунский писал: «Необходимо, чтобы все верные присутствовали тогда с возможным благоговением и радостью, в убеждении, что им соприсутствуют Ангелы, радующиеся об едином грешнике кающемся» (Разговор о святых священнодействиях и Таинствах Церковных. 30).

2. Заклинательные молитвы. Одно из самых страшных и духовно опасных сокращений Священного Таинства, встречающееся сейчас в богослужебной практике, заключается в сокращении (частичном или даже полном) молитв изгнания дьявола. Связано это и с неверием в существование злых духов, и с либеральным убеждением, будто детишки вовсе безгрешны и потому злая сила не может на них повлиять, и с возникшим благодаря некоторым богословам пренебрежением к практике экзорцизма. Причиной этого неверия является фактическое отрицание первородного греха.

Но крещаемому не легче от того, что в его беде виноват священник. Ведь, по словам свт. Симеона Солунского, «обязуется иерей совершать священные молитвы и произносить со вниманием, без поспешности, если нет крайней нужды, и читать вслух. Мы слышали от Отцов, что те, которых часто устрашают привидения, терпят это оттого, что крестившие их иереи не со вниманием произносили заклинания и другие священные молитвы» (Разговор о святых священнодействиях и Таинствах Церковных. 29). И современная пастырская практика ясно подтверждает это.

3. Исповедание Символа веры в современной практике также отошло от апостольской практики. Если при Крещении эфиопского евнуха от крещаемого требовалось исповедание веры во Христа, то сейчас часто это священное исповедание прочитывается священником или алтарником. Уже нет личного обещания верности Христу. У крещаемого или крестного не требуют знать Символ веры наизусть и не устраивают экзамен на его знание. А между тем именно это исповедание обладает спасительной силой. Ведь сказано у Апостола: «Еслиустами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его измертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 9-10).

4. Освящение воды. Очень часто сейчас вместо того, чтобы по Уставу Святой Церкви каждый раз при совершении Таинства освящать воду, прибегают к различным ухищрениям: заранее освящают воду для Крещения и хранят ее в особой бутыли, крестят в богоявленской воде или даже в воде малого водосвятия. Но все эти способы «сэкономить» пять минут противоречат и чинопоследованию, и церковным постановлениям. Хранение воды Крещения прямо запрещено постановлением Святейшего Синода 17 и 18 июня 1733 года. А вода Богоявления и малого водосвятия не имеет той возрождающей силы, которая необходима для совершения Таинства. Ведь, по слову Симеона Солунского, после уставного освящения «купель бывает преисполнена Духом, вмещая освященную воду и невидимо в ней – Христа». Сами молитвы молебна показывают, что вода, в нем освященная, не имеет силы «воды избавления, просвящения душ, бани пакибытия, обновления духа, сыноположения дарования, одеяния нетления», чтобы погруженный в нее человек был переделан по образу Создателя и совлекся ветхого человека. Она не сращивает его с подобием смерти и не делает участником Воскресения. Все эти дары подаются лишь водой, освященной по Уставу Таинства, которая преисполнена особым наитием Святого Духа (Послание Восточных Патриархов). Так что не должно отступать от Священного Устава, учрежденного Святым Духом чрез святых апостолов.

Грех совершают те священники, которые сливают воду Крещения в канализацию. Они нарушают 199 правило Номоканона: «да имаши иное место непопираемое, на излияние великие агиасмы оныя, яже остается от Крещения, егда крещаеши детище: ибо великая есть агиасма» (греч. αγίασμα – святыня; церковнослав. – святая вода).

5. Освящение масла. Также часто на практике искажается священное помазание елеем заклинания. Велико значение этого священнодействия. По словам преп. Иоанна Дамаскина, «при крещении берется елей, обозначающий наше помазание и делающий нас помазанниками и возвещающий нам милость Божию через Святого Духа, так как и голубь принес масличную ветвь спасшимся от Потопа» (Точное изложение Православной веры. кн. 4,глав. IX. О вере и крещении).

Подробнее свт. Кирилл Иерусалимский так объясняет этот обряд: «Потом, совлекшись, вы были помазаны елеем заклинательным, от верха главы даже до ног, и сделались общниками доброй маслины, Иисуса Христа. Ибо отсекшись от дикой маслины, вы прицепились к доброй маслине, и приобщились туку доброй маслины. Итак, заклинательный елей означал участие во умащении Христовом, которое отражает всякий след сопротивной силы. Как дуновение Святых, подобно сильнейшему пламени, палит и гонит бесов, так и заклинательный сей елей, призыванием Бога и молитвою такую приемлет силу, что не только, попаляя следы грехов, очищает, но и все невидимые лукавого силы изгоняет» (Тайноводственное поучение второе. 3).

Понятно, что для того, чтобы символизм священнодействия был реализован, необходимо использование исключительно оливкового масла. Но, к сожалению, часто используют вазелиновое, подсолнечное или другое масло, часто с добавлением ароматизатора. Часто масло не освящается, а используется елей с всенощного бдения или даже масло из лампады. В других случаях в однажды освященное масло подливается неосвященное. До революции было нормой, что «елей всегда должен быть чистый, свежий и не смешанный ни с какой-либо другой жидкостью. Нельзя употреблять для этого какое-либо масло, например, льняное, подсолнечное и даже лампадное и т.п. Всего лучше в этом случае приобретать масло прованское или оливу, которое и должно освящать молитвой, нарочито для того полагаемой в чинопоследовании Крещения. Употреблять в Крещении елей, освященный на всенощном бдении, а также елей, употребляемый в Таинстве Елеосвящения или при освящении домов, – не следует. Святитель Петр Могила в своем Требнике говорит: «елей к помазанию оглашенных не от епископа, но от иерея освящается; сего ради да тщится иерей всегда свежий имети елей ко освящению, да не един и той же дважды или множественне освятит; но елижды крат крестити будет, иной да освятит».

6. Погружательное Крещение. Одним из самых болезненных и грубых нарушений при совершении Таинства Крещения является совершение его через обливание, или даже окропление, без всякой видимой причины. Из-за этого искажения многие сотни христиан пребывают в смущении относительно действительности своего духовного рождения. Многие из-за этого причащаются в суд и осуждение. Десятки расколов спекулируют на этом искажении, утверждая, что многие христиане, в том числе и епископы, на самом деле некрещеные. Преступная лень и безразличие священников вызывает конфликт между Поместными Церквами. Элладская и Синайская Церкви и святая Гора Афон сомневаются в действительности обливательного (а тем более окропительного) Крещения, а наши требоисполнители не желают поставить в храмах простую бочку! И это несмотря на то, что Святейший Патриарх (а вместе с ним и многие архиереи) уже больше пятнадцати лет ежегодно (!) требуют крестить исключительно погружением! Но «обливатели» дерзко утверждают, что никакой разницы, как крестить, нет, это якобы «обрядоверие», совершенно безразличное для сущности Таинства. Им безразлично мнение и слова Божьи, и Предание Церкви, и постановления собственного священноначалия. Пожалуй, только применение канонических санкций за наглое нарушение воли правящего архипастыря способно изменить это положение. Что же касается действительности обливательного Крещения, то те, кого мучает этот вопрос, должны решить его у правящего архиерея в конкретном своем случае. Ведь именно епископу принадлежит судебная власть в своей епархии.

Но пора показать обоснование истинного способа совершения Таинства. Само троекратное погружение прямо требуется Словом Божьим. Господь наш Иисус Христос принял Крещение через полное погружение в воды Иордана. Не случайно Евангелие говорит: «И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него» (Мк. 1, 10; Мф. 3, 16). Само слово «крещение», употребляемое и в Евангелии (греч. βάπτισμα – «погружение в воду»), буквально означает «погружение». Поэтому утверждение «погружение совершилось через окропление» звучит абсурдно. Мы знаем, что святые апостолы, получив заповедь крестить все народы (Мф. 28, 19), совершали Таинство именно через погружение. Об этом свидетельствует и пример св. Филиппа, сошедшего вместе с евнухом в воду для Крещения (Деян. 8, 38). Когда сторонники обливания ссылаются на то, будто в день Пятидесятницы апостолы не могли погрузить три тысячи человек (Деян. 2, 41) и потому обливали новообращенных, то они совершенно не правы. Дело в том, что в каждом иудейском доме была миква (бассейн) для ежедневного ритуального омовения. На Сионской горе найдены остатки десятков микв, в которых, видимо, и было совершено это первоначальное Крещение.

Не случайно именно такой способ Крещения, как канонический, регламентируется правилами. Пятидесятое правило святых апостолов гласит: «Если кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но одно погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не рек Господь: в смерть Мою крестите, но: шедше научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Также 91 правило св. Василия Великого прямо называет обычай троекратного погружения тайным апостольским преданием. Нарушение этой нормы еретиками согласно 7 правилу II и 95 правилу VI Вселенских Соборов было достаточным основанием для их перекрещивания. Действительно, и Предание Церкви, и каноны (7 правило Неокесарийского Собора) предполагают возможность в исключительных (и только исключительных) случаях крестить человека через обливание. Но любая попытка нормализации этого явления отторгается Церковью как неправомыслие. Самым ярким примером этого являются постановления Константинопольского Собора 1755 года (до сих пор действующее на Афоне) и Московского Собора 1620 года, отвергающие действительность латинского Крещения именно из-за нормализации Римом обливательного или даже окропительного Крещения.

Не случайно Окружное Послание Восточных Патриархов 1848 года называет введение кропления вместо погружения «гнуснейшим исчадием» филиоквистской ереси и «новизной, противоречащей Евангелию». Точно так же все российские противокатолические труды обличают это нововведение Западной церкви как неправославное. Преподобные отцы – колливады (Никодим Святогорец, Макарий Коринфский и другие) именно из-за окропительной формы Таинства не считали возможным признать католиков и лютеран крещеными.

Такое подчеркивание формы Таинства вовсе не является бессмысленным обрядоверием. Святитель Григорий Палама так объяснял значение погружения: «Вода имеет в себе очистительное свойство, но не – в отношении душ; и для погружаемого в нее она обладает свойством смыть загрязнения, но не – скверны, происшедшие на основании греха; посему – чтобы даровать ей такие свойства, в нее погружается, ради нас, крещаемый Врач и душ и Отец духов, взимающий грех мира Христос, Крещение Которого мы и предпразднуем сегодня. Потому что вместе с Собою Он внедрил в воду благодать Пресвятого Духа, которую привлек свыше, чтобы для крещаемых затем в Него, погружаемых в воду, в ней находился Сам Он и Дух Его, сообщающий Себя им неизреченно и усваиваемый ими и исполняющий очистительной и просвещающей разумные существа благодатью; и это – то, что говорит божественный Павел: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал. 3, 27). Три погружения в воду бывают во имя спасительного призывания Живоначальной Троицы, но и изображают тридневное погребение Господне. Погружениям же следуют равночисленные восхождения из воды: потому что иначе не могли бы совершаться и три погружения; в равной же мере означают они и воскресение (или: восстание) от греха, трехчастности души и возведение в нетление сих трех: ума, души, а также и тела; так что в Божественном Крещении можно видеть и смерть, и жизнь, погребение и воскресение, по образу Господа, Который «еже умре единою; а еже живет, Богови живет» (Рим.6, 10); что и Сам Он говорит: «Яко грядет мира сего князь, и во Мне не обрящет ничесоже» (Ин. 14, 30); так долженствует быть и по отношению к нам, крестившимся в Его смерть; потому что, путем божественного Крещении, умерев греху, мы должны жить Богу, путем добродетели, дабы князь мрака, придя и ища, не нашел бы в нас ничего угодного ему. И как, после того, как Христос восстал от мертвых, «смерть Им к тому не обладает» (Рим.6, 9), так и нам, после восстания, путем божественного Крещения, от греховного падения, долженствует иметь тщание больше уже не быть обладаемыми грехом. «Яко елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть Его крестихомся. Спогребохомся убо Ему крещением, да якоже воста Христос от мертвых славою Отчею, тако и мы во обновлении жизни ходити начнем» (Рим. 6, 3)» (Беседа о том, что совершается в чинопоследовании Таинства Крещения; в ней же говорится и о покаянии, и о словах о сем предмете, сказанные Иоанном Крестителем. Произнесена была в навечерии праздника Богоявления. 3).

Святитель Кирилл Иерусалимский так дополняет Григория: «Вы исповедали спасительное исповедание, и погружались троекратно в воду, и паки из воды появлялись. И здесь вы знаменательно изобразили тридневное погребение Христово. Ибо как Спаситель три дни и три нощи пребыл во чреве земли (Мф. 12, 40), так и вы первым из воды появлением изобразили первый день, а погружением первую ночь Христова пребывания в земле. Ибо как человек ночью более не видит, а днем во свете обращается: подобно и в погружении, как в ночи, вы ничего не видели, а в появлении из воды, как во дни были. И в то же время вы умирали и рождались: и оная спасительная вода была вам и гроб и матерь. И что Соломон о других вещах сказал, cиe к вам приличествует. Тамо сказал: «время раждатися, и время умирати» (Еккл. 3, 2); о вас же напротив: время умирати и время раждатися. И единое время совершило и то, и другое: и смерть, и рождение ваше вкупе стеклися. О странное и чудное дело! не истинно мы умерли, не истинно погребены были, ниже истинно по распятии воскресли, но во образе подражание, а во истине спасение. Христос был истинно распят, истинно погребен, истинно и воскрес; и все cиe дал нам по благодати, да подобием приобщившись Его страданиям, самою истиною приобрящем спасение. О человеколюбие непостижимое! Христос, на пречистых руках и ногах Своих принял гвоздие, и претерпел страдание; а мне, хотя я не болел и не страдал, спасение дарует по единому общению страстей Его» (Тайноводсвенное поучение второе. 4-5).

Получается, что тот, кто искажает апостольский образ совершения Таинства, тот нарушает и символ возрождения. Но ведь для нас символ не пустой знак. Это участие в реальности смерти и Воскресения Господа! Так как же можно считать, будто форма Крещения безразлична для спасения?!

Как уже было сказано, только совершенно экстраординарные причины могут служить причиной обливания или окропления. Да, и в церковной истории, и в житиях святых мы видим примеры богоугодного Крещения этим способом. Но все они были связаны с болезнью или суровыми гонениями. Да, по древнему преданию апостол Петр крестил в Мамертинской темнице уверовавших в изведенном им из скалы источнике, св. Лаврентий обливанием крестил заключенных в тюрьме. Обливанием крестили в пустыне, а также во время болезней. Но как можно сравнить с этим практику, когда крестят окроплением, не раздевая, не снимая даже чулок (а потому – не помазывая ног святым миром), в полноводной России, где можно за ничтожную цену купить большую бочку (или даже прекрасную купель)?

По моему глубокому убеждению, крестить обливанием можно только тяжело больных, которые не могут свободно передвигаться, заключенных в тюрьме, солдат, сражающихся в безводной местности, жителей пустынь, если там нет больших источников, или в тундре при сверхнизких температурах, когда невозможно найти соответствующего теплого помещения.

Окроплением крестить можно лишь больных в реанимации, которых нельзя полноценным образом облить (например, умирающего младенца в кювезе). Но и при этом надо стараться, чтобы максимально большая площадь тела была смочена святой водой.

Во всех остальных случаях надо точно следовать требованию 200 правила Номоканона: «Отроча же оно, которое крещаешь, да имеешь купель или ночвицы (корыто) или блюдо, сиречь мису, или иной сосуд соответствующий. И егда влиешь елей в купель, якоже повелевает последование, возьми от блюда елей тремя перстами, и помажь отроча по всех удесах, якоже сказует устав, и тогда возьми его нагим, и, став прямо, крещаеши в три погружения, глаголя сице: крещается раб Божий (имярек) во имя Отца. Аминь. И низводишь его в купель, и погружаешь его, сиречь мочишь его всего. И паки да станешь мало прямо, поднимая отроча, и низводишь его вторицею в воду, и мочишь его, глаголя: и Сына. Аминь. И паки станешь прямо, и низводишь его третицею, и погружаешь его, подобнее глаголя: и Святаго Духа. Аминь. И купаешь его конечно. Затем, взяв от купели, даешь его восприемнику». Затем крещенный облачается в белые ризы, ему священник надевает крест и поет с народом 31-й псалом. Обычай петь этот псалом восходит к Писанию, где апостол Павел ссылает на него, показывая блаженство оправданного Христом (Рим. 4, 5-9).

Такова норма Таинства, за соблюдением которой должны следить и архиереи, и благочинный. Но и церковный народ не должен оставлять без внимания этот важнейший пункт нашей веры. Ведь согласно Окружному Посланию Восточных Патриархов, «у нас ни патриархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою Отцов его» (Окружное послание Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам 1848 г., п.17). Поэтому, если любой пастырь отступает от подобной богоучрежденной нормы погружательного Крещения, то паства должна, смиренно указав ему на ошибку, в случае его упорства довести дело до правящего архиерея, дабы это беззаконие было окончательно истреблено в святых Божиих Церквах. Это изначальное право и обязанность мирян еще раз были подтверждены Священным Синодом (28.12.1998), постановившим «призвать верующих Православной Церкви обращаться к своему правящему архиерею во всех случаях, когда пастырь-духовник превысил данную ему Богом власть вязать и решить. Напомнить православной пастве о том, что советы духовника не должны противоречить Священному Писанию, Священному Преданию, учению святых Отцов и каноническим установлениям Православной Церкви; в случае же расхождения таковых советов с указанными установлениями предпочтение должно отдаваться последним» (п.12).